2019 был объявлен годом позитивных изменений для научно-педагогических работников Украины. Несмотря на шаткое финансово-экономическое положение, политические передряги и предвыборную эйфорию, перспективным вектором развития нашего государства правительство выбрало высшее образование. В частности это касалось улучшения материального благосостояния научно-педагогических работников. Данное решение показалось своевременным на фоне роста требований к квалификации последних.

В конце 2018 года на заседании правительства, премьер-министром Украины Владимиром Гройсманом было анонсировано повышение должностных окладов преподавателей высшей школы на 20%. Новость вызвала активный, пусть и скептический интерес среди педагогов и волну негодования у работников других бюджетных сфер. Подробное объяснение намерений правительства прозвучало из уст министра образования и науки Украины Лилии Гриневич. Она отметила, что с 1 января 2019 года именно научно-педагогические работники получат самое существенное повышение зарплат – ​​20%, в то время как других педагогов и остальных представителей бюджетной сферы ожидает надбавка в размере лишь 9%. Также предводительница украинского образования подчеркнула, что, несмотря на сложные времена, государство должно инвестировать в образование, а также тех, чьими усилиями оно реализуется и поддерживается.

Каким же был финал этой многообещающей истории пыталась разобраться редакция kyivone.com.

Как гласит народная мудрость, обещанного три года ждут. И вот, только в конце января 2019 долгожданное постановление было введено в действие. Согласно документу, должностные оклады научно-педагогических работников высших учебных заведений государственной и коммунальной формы собственности будут повышены на ... 11%. Хотя обещание о сроках введения в действие постановления было соблюдено – с 1 января 2019 года. Правительство утверждает, что шаги в направлении повышения оплаты труда работников высшей школы, не только улучшат их материальное положение, но и повысят престижность преподавательской работы, которая, как известно, в наши дни  не является «трендовой».